Перейти к содержимому

Добро пожаловать на Classicaudio.ru > форум для почитателей отличного звука и хорошей музыки


Войти  Войти с использованием Facebook

Регистрация
Добро пожаловать на Classicaudio.ru > форум для почитателей отличного звука и хорошей музыки
Зарегистрировавшись, Вы станете нашей частью и сможете:
- начинать новые темы и отвечать в других.
- подписываться на темы и форумы.
- посылать личные сообщения
А также получите свою собственную страницу и блог и заведете новых друзей.
Если существуют проблемы с форумом, то советую апгрейдить браузер, либо сменить стиль.
Стиль установленный по умолчанию требует последних версий браузеров и очень ресурсоемкий.
 
Guest Message by DevFuse

Результаты поиска

Найдено 4 результатов с тегом запись

По типу контента

По секции

Сортировать                 Порядок  
  1. Страдивари и Хайэнд. Рефлексия бывшего музыканта.

    Диск построен оригинальнейшим образом: скрипач играет попеременно на семи скрипках часть из ре минорной сольной партиты Баха.Играет малоизвестный Гаврилофф, но достаточно внятно, чтобы принять участие в этом увлекательном эксперименте.

    Итак:
    1. Николо Амати (наставник Страдивари)
    2. Гваданини, самый младшенький из семейства, "Туринский" (Все Гваданини позиционировали себя как последователи Страдивари)
    3. и 4. Андреа Гварнери, Пьетро Гварнери, причем непонятно какой Пьетро из двух, (все они члены знаменитой династии, в которой было два Пьетро, но все три таки не тот легендарный Гварнери, который Дель Джезу,изготовивший паганиниевскую "пушку")
    5. Скрипка современного мастера, Антона Хорваца из Венгрии
    6. Страдивари 1683 года (на пути к расцвету мастерства)
    7. И, наконец, неугомонный Вильом, прославившийся своими экспериментами, плодовитостью,б изнес хваткой, хорошими(внешне :razz: ) копиями итальянцев.

    На мой взгляд (слух), разница между скрипками прекрасно демонстрирует не только разбег в уровне мастерства известных и не очень мастеров, но и разницу между современным и винтажным аудио, старым и новым подходом к воспроизведению музыки, если вникнуть в тему чуть глубже и чутче. Ведь и скрипка и аудио-это все средства воспроизведения. В чем то они схожи по подходам и результатам.

    Казалось бы, какая разница на чем играть? Бах на вульгарной фанерной скрипке-фабричке московской мебельной фабрики, мычащей как корова перед дойкой, останется Бахом, точно так же как радиоточка с клангфилмом на подмагничивании не изменят ни одной ноты в партитуре. А в чем же разница?
    Она не на метафизическом уровне вневременной ценности этой музыки, разумеется, а на уровне той мирской, преходящей, сиюсекундной надстройки, наспех и грубо сколоченных физических подмостков,к оторые нам эту вневременную метафизическую сущность кое как, с грехом пополам доносят, и доносят в самых неожиданных ракурсах.
    Я имею ввиду и смертных исполнителей, и не вечные,несмотря на достигнутые итальянцами успехи в консервации дерева, скрипки, и убогие носители, и еще более убогую технику для их раскручивания посредством одевания блина с дыркой на штырь,на который мы втихаря молимся. :crazy:

    Весь этот антураж строится только для того, чтобы мы ощутили бездонный космос в одной фразе Баха, но мы очень долго обсуждаем как правильно сколочена сцена, хорошо ли отглажены портки артиста, возмущаемся разным мнениям в зале, не совпадающими с нашим,и рассматриваем люстру в зале. Нас так же черезвычайно заботит освещение сцены и различимость мелких деталей (клавиш,струн,пуговиц,канделябров), но при этом мы порой не чувствуем ни одной ноты, а только степень сотрясения воздуха, буквально лишь физический процесс колебаний, его интенсивность. Не только вечная музыка, но акт ее (каждый раз заново) рождения из сора материального,остается за пределами нашего внимания. Качество этого процесса, его резонанс с музыкой. Мы слишком распыляемся на внешнее, на антураж.

    Я прошу прощения за лирическое отступление, перо неудержимо рвется в бой, хотя сейчас в моде короткие сообщения и вопли типа "вау", "круто", "нах" и народ может скорее оттолкнуть многословность автора, чем привлечь, но я пишу в основном для тех, кто способен читать и усваивать длинные тексты.

    Возвращаясь к передаче музыки на уровне материального, смертного.
    Разница в том, как сознание "впивается" в музыку. Разница в том, насколько выпуклые образы музыка пробуждает, насколько отчетливо слышна полифония, как течет время (а оно субъективно ВСЕГДА меняет свой ход!!! На разной технике, на разных инструментах, в разных залах и у разных артистов), как рельефно проступает структура музыки и как организовано музыкальное пространство (я имею ввиду не аудиофильский воздух, которого могу напустить больше чем любой производитель на планете 8) , а ощущение пространства от хорошей полифонии,когда поёт вселенная, а не гудит пошлый прокуренный кабак на ближайшей улице).

    Я предлагаю немножко другой уровень осознания чуда музыки и ее "прорастания" в душе , и в итоге гораздо более перспективный, чем бесконечные и неимоверно тоскливые аудиофильские терки о том,как отбивается вложенный в металлолом нетленный бакс. Если мы конечно хотим не просто жевать, бесконечно потребляя все и вся, а что то понимать, подниматься с каждым шагом все выше, к осознанию чистоты намерения Творца.

    Для этого нужно оставить все заботы, забыть о цапах,проводах и лампах, погрузиться с головой, не пытаясь анализировать в момент слушания. Советую вкушать треки только целиком и попарно. Не слушайте все подряд. Вместо послевкусия будет хаос.

    Например, 1 и 6
    5 и 6
    6 и 7
    2 и 6

    Порядок может быть произвольный, главное прочувствовать контраст. Между прослушиваниями следует делать паузу.
    Два варианта партиты, затем пауза, желательно длинная. Два варианта - снова отдых. Ответ выплывет из глубин подсознания, сам,если ему не мешать и не мутить поверхность разума ложными поверхностными выводами, продуцируемыми нашим замордованным умозрительными аргументами сознанием. Сознание чаще всего врет! Ему не хватает чистоты и отрешенности для принятия решений.


    Я не хочу программировать народ, но раскажу о том, что я почувствовал и осознал, хотя все написанное давно уже не является для меня каким то открытием, ведь я пытался донести свои соображения и раньше,в статейке про "Страдивари-миф?" (см выше), а диск представляет собой лишь инструмент демонстрации моей правоты.

    Страдивари отличает невероятная концентрация тембра в определенной области. У других итальянцев тембр не так "сгущён", спрессован. Амати несколько легковесен,более серебрист и тонок, впрочем именно этот идеал звука Николо и культивировал. Нежный, камерный, не режущий ухо в небольшом помещении. Гваданини чуть грубее и красочнее, Гварнери балансируют между.
    Высокие частоты у всех итальянцев урезаны, и это непременное условие дальнобойности и носкости, сей факт давно подтвердили все акустики, занимавшиеся старинными скрипками.

    Вильом хороший винтаж,но не клангфилм,образно говоря :razz:
    Тембр грубоватый,по ощущениям в нем больше жёлтого чем красного. Легкая гундосость, характерная для многих французов. Нет ощущения "выстроенного" звука, хотя он тоже неплох.

    Антон Хорвац.
    Современная скрипка действительно звучит отлично. Благородно,спокойно, при этом у нее тембр более "разливистый", не итальянский.
    И бас вроде более выпуклый чем у Страдивари, и высокие более серебристые и нежные. Звучание в целом покоряет чистотой и мягкостью, в противовес к грубоватому, слишком насыщенному, страстному голосу итальянца, но это на первых подступах к восприятию музыки.
    Ничего не напоминает? :lol:
    Правильно! Типичный хайэнд.

    Я никогда не забуду как мой товарищ, кларнетист, купил дорогую ямаху и сравнивал ее со своим старым немецким интсрументом. Вот примерно похожая картина маслом. Ямаха современная разливистая, но пустая на СЧ, а у немецкого кларнета был округлый, плотный, спрессованный столб звука. При этом по краям диапазона провалы.
    Гена тогда убедил себя что ямаха плохо играть не может. Она объективно была легче в управлении, но гораздо менее подходила той музыке, которую мы тогда исполняли. Но Бог с ними,с кларнетами. Назад,к скрипкам.

    Теперь послушайте целиком часть партиты на Страдивари, забыв про звуки.
    Потом, через время, рассматривая отпечаток в душе, который оставила музыка, вы удивитесь, насколько Бах на Страдивари звучит мощнее, скульптурнее, строже, как отсеивает второстепенные детали, как голоса оживают в пространстве и взаимодействуют.
    Возвращаясь к скрипке венгра понимаешь, что кроме чистоты, детальности и мягкости этот кусок дерева ничего предложить не может и музыка звучит как на шарманке, бесстрастно и комфортно.
    Предполагаю что в огромном зале венгр утонет, а Страд заполнит его звуком,который будет приходить отовсюду. (это феноменальная особенность хороших итальянцев - звук невозможно локализовать, вибрирует все помещение)

    Итак, Страд, на мой вкус,победил. Это невероятное ощущение резонанса. Не физического, нет. Или скажем так,не тлько физического. Резонанса космоса и его частички, которая вложена в каждого из нас.

    Проведите этот урок для себя, ведь жизнь это сплошная череда уроков, и отлынивать от них себе дороже выходит. Если уж тема аудио интересна, не откажите себе в удовольствии понять что то новое,развиваться не в плоскости перебора подмостков и люстр над ними, а в том, что на этих подмостках происходит и как.

    Кроме этого диска, я взял еще 4 с подобными экспериментами над старинными и современными инструментами. По мере освоения материала, буду писать отчеты!
    Всем успеха в пожизненном сколачивании подмостков для чужих спектаклей! :razz:

    Изображение


    Изображение

    Изображение
    Изображение

    • 25 Фев 2015 12:55
    • by Аббас
  2. HI-FI в Роял Фестивал Хол Итоговый 4-й концерт...

    Я был привлечен Редактором, кратко описать концерт 19 мая 1959 в сравнении с тремя предыдущими демонстрациями в Роял Фестивал Хол (Royal Festival Hall, далее по тексту RFH). Я с удовольствием это делаю, так как было много отличий - как плюсов, так и минусов, как ожидаемых, так и неожиданных, которые могут быть интересны читателям вообще, в отличие от тех, кто явно досиживал до окончания этого события.
    Для начала мы проиграли «стерео» с дисков (шесть вещей) в концертном зале. Эту статью хорошо было бы озаглавить «Четвертое измерение», дополнительное измерение показывало бы неизвестные проблемы при использовании двухканальных записей в таком большом зале, также как и в звуковоспроизведении. Хотя мы испытали серьезные трудности с шумом и детонацией на этих стерео дисках, думаю, мы не должны ругаться по этому поводу (мы заслужили медаль).

    Музыкальный аспект


    Музыкально, я должен сказать, что это несомненно лучший концерт что мы дали. Программа была хорошо сбалансирована, и переходы от записи к живой музыке и наоборот, были отлично рассчитаны Питером Уолкером (Peter Walker) и Джоном Колинзоном (John Collinson), с хорошим выбором уровня громкости. Мы также проигрывали каждую вещь по программе и в конце в течении трех минут отведенного времени. И только на финальную репетицию ушло пол дня, это не так просто, как звучит (еще одна медаль?).

    Живой звук в сравнении с записанным


    Здесь мы немного провалились на двух вещах, и я хотел бы объяснить почему, так чтобы чересчур много обвинений не было в сторону звукозаписывающих инженеров. К счастью, для профессиональных музыкантов, как всегда, была тонкая неуловимая разница между живым и записанным исполнением. В этом случае мы были достаточно близки к живым органу и гобою, но в фортепьянных и басовых партиях тонально промахнулись (одну медаль возвращаем).
    Вещи с фортепьяно намного лучше звучали на репетиции, чем на концерте. Я могу только предположить что это акустический эффект из-за зрителей в R.F.H. фортепьяно звучало лучше чем наша запись, которая имела более теплую тональность. Такое часто встречается; но результаты органа, обсужденные с г-ном Уолкером, были лучше во время концерта, чем на финальной репетиции, вопреки всем ожиданиям.
    В отношении тонкого басового голоса, комбинация условий дала неудовлетворительную тональность. Здесь присутствовали: (1) студийная окраска при записи; (2) резонанс сцены; (3) ящичный резонанс. В более резонирующем зале эти эффекты могли остаться незамеченными, но в Р.Ф.Х. любого из них достаточно, чтобы подпортить сравнение. Если бы время позволило, мы могли бы справится со вторым и третьим недочетами.
    Четыре главных громкоговорителя всегда были размещены сзади бетонированной части сцены, а их корпуса были облицованы(покрыты) плиткой и асбестовыми листами, чтобы избежать резонанса, появлявшегося при помещении их на ролики.
    Корпус громкоговорителя для воспроизведения соло не был обработан этим способом, и не использовался для первой репетиции в феврале, поэтому и возникла проблема, с которой не было времени бороться 8-го мая, так же, как и с фоном и рокотом, которые появились неожиданно.

    Демонстрация в Бристоле 9го Октября


    При авиаперелетах главная проблема это пространство – еще несколько дюймов пространства для ног – это все что вы получаете за дополнительные 25 фунтов при перелете в Нью-Йорк на Комете. В RFH проблема обратная – слишком много пространства. Не смотря на то, что мы забронировали зал в январе, утреннее и вечернее время 8-го и 9-го мая уже использовалось для репетиций и концертов. Но на ошибках надо учится, и мы забронировали Colston Hall в Бристоле для демонстрации 9 октября в соответствии с расписанием RFH, когда надеялись подтвердить, что утонченный голос Гарольда Блекберна может быть воспроизведен в современном, не резонирующем концертном зале.

    Фон и шум


    Впервые за 14 демонстраций в концертных залах, мы испытали эту проблему, полностью благодаря стереозаписи. Главной проблемой был фон частотой 100Гц, так как, вследствие фазовых эффектов, в некоторых частях зала он не был слышен, но постепенно усиливался в других местах.
    Склонность к фону и шуму, продемонстрированная хорошим магнитным стерео-звукоснимателем, означает что для озвучивания концертных залов ранее принятые стандарты на моторы, проигрыватели пластинок, общее расположение
    больше не годятся. Более того, оборудование должно быть помещено на панели из бетона, так как резонанс сцены для звукоснимателя еще вреднее, чем для громкоговорителя.
    Несколько корреспондентов ссылались на слышимость фона в трех или четырех вещах, но они все за единственным исключением, казалось, были готовы сделать должное допущение на трудности. Этим исключением был мистер Б. – он сказал, что мог бы сделать [звук] лучше даже дома. (Я тоже так мог бы сказать).
    Могу ли я заключить, что здесь есть вопрос, на котором могли бы попробовать свои зубы Ralph West and Stanley Kelly ? Я не могу ответить сам, так как у меня своих зубов не осталось, но несколько экспериментов сделанных Raymond Cooke показывают что уровни фона и шума со стерео-звукоснимателями на 10-15дБ выше, чем с моно-звукоснимателями, за исключением пьезозвукоснимателей, конечно.

    Моно записи


    Для удобства, мы проигрывали записи стерео-звукоснимателем, и, я думаю, что они немного пострадали от такого подхода. Я предпочитаю монофонический MC звукосниматель, и мне приятно сказать, что мой техник, Raymond Cooke, согласен со мной, так же как и Stanley Kelly и George Wise, у которых есть значительный опыт в разработке и сравнении звукоснимателей различных типов. Различие невелико, как у корабельного чая в сравнении с чаем, сделанным на пресной воде, но в RFH малейшая разница заметна. Килька становится скумбрией, если не китом. Даже дикие лошади не разлучат меня с моими лучшими моно-звукоснимателями.

    Стерео


    Здесь использовался звукосниматель Decca, должен сказать, что мне нравится тип его звучания. Был след басового резонанса и шерстистости на громких пассажах, но я отношу это на счет шума и фона, про которые я уже упоминал. Было бы несправедливо винить звукосниматель, записи, усилители или акустические системы в этих эффектах, хотя может быть, что некий громкий музыкальный пассаж мог вызвать вертикальный резонанс системы стереозвукосниматель-тонарм.
    Реакция публики на стерео была многочисленная и разнообразная, и не полностью зависела от позиции слушателя. На самом деле, мой друг в первой половине концерта сидел в ложе сбоку, а во второй половине сидел по центру, в действительности он предпочел стерео, что он слышал в ложе.
    Я считаю что демонстрация доказала что стерео имеет качество глубины и тембров, которые отсутствуют в моно, и что всенаправленные колонки обеспечивают широкую допустимую зону прослушивания. Но принятие стерео у себя дома остается исключительно индивидуальным делом.

    Реприза


    Было получено много писем выражающих сожаление, что это похоже последнее наше выступление в Ройал Фестивал Хол, но есть неоспоримые аргументы против дальнейшего продолжения.
    Расходы очевидный аргумент. Зал стоит 350 фунтов, артисты около 200 фунтов, специальные записи 100 фунтов, освещение в СМИ и реклама 100 фунтов, плюс, скажем, 100 фунтов на прочее. Итого около 1000 фунтов. Продажа билетов даст 400 фунтов при полном зале. Минимальные издержки не такие уж неразумные если все идет хорошо, но где бы мы были случись в течении демонстрации значительная авария?

    Стерео требует длительной репитиции


    Возможно, сильнейший аргумент против повторения – это трудность с получением необходимого репетиционного времени в RHF, и в необходимости очень длительных репетиций в стерео. Полная половина дня может легко уйти на прослушивание разнообразных записей с различным расположением акустических систем на сцене, к тому же всегда заканчивается выбором между позицией соответствующей музыки и позицией соответствующей залу, а зачастую они не совпадают. Чтобы скрыть резонансы помещения, обе колонки необходимо расположить на приличном расположении друг от друга, и нам не нравятся мешающие кабели при перемещении тяжелых колонок во время концерта.
    В заключении, я полагаю, что нам все более трудно доставлять радость, чем мы привыкли, но мы все еще можем отдать медаль – кому?
    Мы можем, как обычно с таким большим успехом, закончить с преимущественно подходящей аббревиатурой Q.E.F. (лат. quod erat faciendum – что и требовалось сделать), а не с аббревиатурой Q.E.D. (лат. quod erat demonstrandum – что и требовалось доказать). Когда вы достигнете уровня Q.E.F. – игра закончится.

    G. A. BRIGGS

    Hi-Fi News, 1959

    OCR: Jeen

    Перевод: Jeen, Виктор Черепенников
    Оригинал статьи: http://classicaudio....-4th-wharfe-r34

    • 28 Дек 2013 18:32
    • by Jeen
  3. Hi-Fi в Роял Фестивал Холл

    Предисловие переводчика

    Когда-то читая английскую аудио-прессу, я неоднократно встречал упоминания вскользь о нашумевшем сравнении живого и записанного исполнения. Но нигде так и не смог найти какой-либо информации об этом. И вот ко мне попали ксерокопии статей из Hi-Fi News за далекие 1957 и 1958 гг. Это как послание из прошлого....
    Просматривая современную аудио-прессу, из номера в номер видишь утверждения о том, что аудиотехника от модели к модели становится все лучше и лучше, а модели 3-5-ти летней давности совсем не чета современным, только что вышедшим с конвейера.

    Причем конкретных сравнений нет, просто голословные утверждения. Хотя люди более близко знакомые с аудиотехникой или инженеры из сервис-центров, могут привести огромнейшее количество примеров обратного. Идет массовое удешевление Hi End, и от модели к модели только видишь, что меняется дизайн, и ставятся все более дешевые комплектующие, что естественно отражается на звуке. Ничего не поделаешь - инфляция. А простому обывателю на нее плевать - он не будет покупать модель 5-ти летней давности, которая, к тому же дорожает из года в год. Вот если то же самое поместить в немного измененный корпус, и заказать статью в журнале, где напишут, что в новой модели применены новейшие военно-космические технологии, и такой же усилитель (к примеру) стоит в военном спутнике с электромагнитной пушкой и термоядерной накачкой ;-), тогда обывателю не жалко будет заплатить больше на 15-20%.

    К тому же производители посредством журналистов сами загнали себя в заколдованный круг. Сейчас если не выпускать на рынок каждый год новые модели, то тебя с него вытеснят. И теперь нужно думать не о звуке, а о том, как бы извратиться, чтобы выпустить новую модель и при этом не выбиться из бюджета, который из-за инфляции становится все меньше и меньше. Хотя во всем виноваты мы сами - потребители.

    С самых давних времен между производителями жесткая конкуренция. Но пока аудио не стало работать только на бытовой рынок (сейчас потребление аудиоаппаратуры на профессиональных рынках составляет всего лишь несколько процентов от общего оборота) такой деградации не было заметно.
    Хотя "гонки вооружений" не прекращались никогда. Когда-то производители соревновались за лишние несколько ватт мощности без ухудшения параметров. Затем в конце 70-х пошла всеобщая гонка за параметрами, которая вылилась в полное недоверие потребителей к каким-либо параметрам, из-за слабой корреляции последних с реальным звуком. И, в конце 80-х, начале 90-х пошла гонка за улучшением "формального" звучания, что вылилось в появлении Hi End как отдельной индустрии.

    Здесь я хочу остановиться поподробнее, т.к. все застали эту эпоху, которая взрастила целое поколение аудиофилов. Производителям не нужно было создавать самодостаточное изделие. Наоборот, задачи у производителя стали другие: в салоне должны были выбрать именно его изделие. А на это два пути: первый - массированная "заказная" информационная атака, и, второй - какие-либо особенности в звучании. Например аппарат фирмы Х звучит более детально чем аппарат фирмы Y, а аппарат фирмы Y имеет более глубокий управляемый бас чем у аппарата фирмы Z, но аппарат фирмы Z имеет более высокое разрешение по высоким чем аппарат фирмы А, зато аппарат фирмы А имеет более глубокую и голографичную сцену чем аппарат фирмы Х и т.п. и т.д.

    Вдобавок к концу 90-х сильно изменился стиль жизни: люди все меньше ходят на концерты акустической музыки, да и то, кроме классики в "живом" акустическом исполнении тяжело что-то послушать. Площадок с акустическим джазом в Москве крайне мало, и они не блещут разнообразием репертуара. Если появляются заезжие звезды джаза, то они выступают в больших залах с обязательной подзвучкой, которая зачастую отличается весьма мерзостным качеством. Короче говоря, у большинства аудиофилов есть только приблизительные представления о том, как должен звучать тот или иной инструмент. За счет этого и процветал Hi End. Если человеку казалось, что медные группы должны звучать более мягко и воздушно, то производитель создавал именно такой аппарат, где медные звучат очень мягко и очень воздушно, правда при этом неестественно, но потребитель об этом не узнает, пока не услышит звучание трубы вживую, а не в переходе метро. Поэтому нет ничего удивительного, что у огромного числа меломанов, которые очень часто слушают живую музыку, дома в лучшем случае комплект Sony за 1.5к$. Если сравнить этот комплект с Hi End комплектом за 15к$, то мы услышим огромную разницу - последний комплект будет звучать несравнимо лучше по всем "формальным" признакам. Но только если сравнить оба комплекта с "живым" исполнением окажется, что комплект за 15к$ так же далек от "живой" музыки, как и комплект за 1.5к$.

    Как итог, в последние годы видно вырождение стерео. Hi End постепенно вырождается в класс предметов роскоши, где цена слабо коррелирует с функциональными свойствами, а-ля швейцарские часы. В которых не важна точность, а важна эксклюзивность, бренд и качество изготовления (по крайней мере внешнее).

    Пора заканчивать затянувшееся предисловие. Как резюме: когда надумаете покупать очередную аудио компонент, задумайтесь, может стоит послушать пару месяцев "живой" звук. Боюсь, после этого вы пойдете по несколько другому пути. Но лучше сейчас, чем спустя несколько лет и спустя несколько десятков к$.
    Надеюсь, эта статья наведет на подобные мысли.

    Jeen

    12.11.03


    Вновь Гилберт Бриггс (Gilbert Briggs, Wharfedale) c талантливой помощью П. Уолкера (P.J. Walker, Quad) усладили души 3000 аудиофилов, собравшихся в Royal Festival Hall (далее RFH) 12 мая 1957. Это была третья - я собирался сказать "лекция", но это была не лекция, и с трудом можно назвать выступление London Mozart Players и солистов Denis Matthew, Campoli, Leon Goossens и Ralph Downs - "демонстрацией". По моему, концерты -довольно формальные мероприятия, без комментариев по ходу действия и без индикаторов пиковой мощности, воспроизводимой оркестром! Не важно, как бы это ни называлось... У нас было изумительное вечернее развлечение.

    Г-н Briggs начал свое выступление, сказав, что это должна быть его "лебединая песня". Я уверен, говоря для всех кто присутствовал в эту субботу, что его замечания должны быть восприняты как заявления разных артистов, периодически заявляющих о своем последнем туре перед уходом со сцены. Особенно, когда продвижение широкополосных электростатических АС зародило сомнение в умах многих людей о эффективности громкоговорителей с подвижной катушкой, и других схожих видах динамических громкоговорителей. Можно показать (и я надеюсь, что покажу в дельнейшем), что независимо от типа "привода", частотный диапазон и коэффициент искажений могут быть сделаны одинаковыми для любого громкоговорителя при заданном КПД. Это было очень интересно и более чем поучительно, когда G. A. B. и P. J. W, кто, как никак, были главными героями на этой арене, провели прямые сравнительные тесты в эту субботу, 12 мая 1957.

    Как и многие другие энтузиасты, я взял свою жену с собой, потому что: (а) я не нашел предлог оставить ее дома; (б) она музыкант, и со значительно менее пристрастной точки зрения, чем я, оценивает качество, и, наконец, мне нужен был кто-нибудь, чтобы держать шумометр. Как многократно выделялось специалистами, наиболее важно, чтобы звуковое давление воспроизведенного звука было подобным тому, что и при "живом исполнении" в концертном зале.

    Я взял с собой компактый SPL-метр фирмы Dawe в назидание и для развития себя, чтобы провести численное сравнение записи и живого исполнения. Я сел на место М37 в партере, непосредственно рядом с левым проходом. Общее замечание - записи звучали громче чем живое исполнение, но фактически оказались на 5-8 фон тише.
    Ниже находится сгруппированный перечень моих комментариев.


    1. Музыкальные инструменты. B.B.C. tape 15 in./sec. Заслуженная оценка: 6/10. Звуковое давление: 60 to 70.
    Дополнительные комментарии: нет. Средняя оценка*: 8,1/10

    2. Jazz. Audiophile tape 15 in./sec. Заслуженная оценка 9/10. Звуковое давление: 65 to 75 peaks to 80.
    Дополнительные комментарии: жесткая запись, но достаточно басистая. Средняя оценка: 8,7/10

    3. Carol. "Lav Down Your Staffs". Audiophile I.A. records. Заслуженная оценка 8/10. Звуковое давление: 70 to 75 peaks to 80.
    Дополнительные комментарии: очень резонирующая запись. Средняя оценка: 7,6/10

    4. Symphony 103. Live. London Mozart Players. Record. FALL tape 30 in./sec. Заслуженная оценка 10/10. Звуковое давление: 60 to 65 recorded, 70 to 75 live, peaking 82.
    Дополнительные комментарии: запись звучала "округленно" и значительно более резонирующе чем "в живую". Средняя оценка: 8,7/10

    5. Organ, Fantasia in G Minor, Bach. Decca LXT. 5029. Заслуженная оценка 7/10. Звуковое давление: 78 to 82.
    Дополнительные комментарии: мягкий тон, недостаток четкости и атаки. Средняя оценка: 9/10

    6. Oboe Solos, Sarabande, Kronke, Gavotte, Rameau. Солист Leon Goossens. Record. E.M.I. tape 30 in./sec. Заслуженная оценка 10/10. Звуковое давление: 60 to 65 recorded: 65 to 70 live.
    Дополнительные комментарии: запись звучит слишком ярко и в низкой тональности. Мы заметили легкую "головокружительность" (нервность) на фортепьяно. Средняя оценка: 9/10

    8. Piano Solo, Sonata in D, Beethoven. Солист Denis Matthews. Record. E.M.I. tape 30 in./sec. Заслуженная оценка 9/10. Звуковое давление: 65 to 75.
    Дополнительные комментарии: записано с нехваткой верха, некоторая сдержанность и ватность. Фортепьяно звучит как Bluthnert, а не как Steinway. Средняя оценка: 8,5/10


    9. Chorus and Orchestra, Requiem Mass. Verdi. Record. D.G.M. 18155. Заслуженная оценка 6/10. Звуковое давление: 80 to 85 peaks to 88.
    Дополнительные комментарии: Бетти предположила, что это звучит как Polovisian Dances, исполненные в Альберт Хол, с чем я согласен. Средняя оценка: 7,4/10

    10. Orchestra, "Marriage of Figaro". Mozart. Live. London Mozart Players. Record. E.M.I. tape 30 in./sec. Заслуженная оценка 8/10. Звуковое давление: 75 to 78 recorded; 75 to 82 live.
    Дополнительные комментарии: "в живую" звучало полнокровнее и мягче, но, несомненно, с недостатком верхов по сравнению с записью. Я имею ввиду не то что запись имеет задранный верх - она звучит правильно, но с легкой окантовкой в струнных. Средняя оценка: 8/10

    11. Звуковые эффекты. Record. B.B.C.&Audiophile tape 15 in./sec. Ферма и вертолет. Заслуженная оценка 9/10. Звуковое давление: 55 to 65, Helicopter 88 peak, applause 85.
    Дополнительные комментарии: мы насладились лучшим кудахтаньем. Средняя оценка: 9,4/10

    12. Soprano, Strauss Waltz. Rita Slreich. Record. D.G. 17052. Заслуженная оценка 7/10. Звуковое давление: voice 65 to 72.
    Дополнительные комментарии: звук был намного больше чем "в живую" и мы сомневаемся, что Флагштадт смогла бы петь громче. Средняя оценка: 8/10

    13. Violin Solo, Sonata No.1, Handel. Zephyr, Hubay. Солист Campoli. Record. E.M.I. tape 30 in./sec. Заслуженная оценка 10/10. Звуковое давление: 55 to 65 recorded: 60 to 72 live.
    Дополнительные комментарии: высокочастотные громкоговорители были наклонены и я чувствовал небольшой подъем уровня в районе 7-9 кГц. Особенно это было заметно на Zephyr. Живое исполнение звучало значительно более мягче и тоньше, и (согласно Бетти) менее резко. Однако, мы оба чувствовали, что Камполли конкурировал со своей записью! Средняя оценка: 8,6/10

    14. Stereophonic Sound. (a) "Auios", Columbia tape B.T.D. 701. (b) "Classical Symphony", Prokofiev. H.M.V. tape S.T.D. 1750. Both tapes, 7 1/2 in./sec. Заслуженная оценка 0/10. Звуковое давление: (a) 70 to 75, (b) 65 peak, to 80.
    Дополнительные комментарии: (a) Нехватка верха, подъем баса -6 db: "слитное" воспроизведение, (b) Ощутимо лучше чем (a). массивная и елейная форма. Обе записи казались пропущенными через фильтр с частотой среза 8 кГц. Средняя оценка не приведена, смотри замечания.

    15. Piano and Orchestra. Concerto, K 466, Mozart. Солист Denis Matthews и London Mozartl Players. Record. E.M.I. tape 30 in./sec. Заслуженная оценка 10/10 Звуковое давление: 55 to 70 recorded: 65 to 75 live, peaks 84, applause 90.
    Дополнительные комментарии: очень хорошо. Запись имела более скругленный тон чем в живую, и бросалось в глаза смягченность и маленькое шипение. Если то же фортепьяно использовалось и при записи, и "в живую", E.M.I. должно быть выделывало разные трюки с микрофоном. Средняя оценка: 8.4/10.

    16. Orchestra, Symphony No. 4, Dvorak. Columbia 335X 1034. Заслуженная оценка 10/10. Звуковое давление: 60 to 75.
    Дополнительные комментарии: это была лучшая запись. Медные духовые, в частности, были экстремально чистыми. Средняя оценка: 8.4/10.

    17. Hallelujah Chorus, Record Decca LXT. 2924. Live. London Mozart Players. Ralph Downes, Organ. Заслуженная оценка 9/10. Звуковое давление: 78 mean, peaks 90.
    Дополнительные комментарии: впечатляющее впечатление, но чувствовалось, что еще 100 Вт или типа того нужно было для хора. Был небольшой недостаток в сравнении с внушительностью органа или двух оркестров. Конечно, это эмоциональный эффект, но значительный. Средняя оценка: 8/10.

    *Средние оценки получены от голосующих, предоставивших свои оценки Бриггсу.

    Г-н Бриггс прислал мне следующие замечания по голосованию:
    "Пункт 14, Стерео. Т.к. результат зависит от положения слушателя в зале, то нельзя применить метод усреднения оценки. Достаточно сказать, что шесть человек поставило оценку 9, а двое поставили высшую оценку.
    Наиболее серьезные несоответствия во мнениях появились на финале "Аллилуи", где голосующие давали низкие оценки, например 3, но при этом четверо дало оценку 10, а трое 10 с плюсом. Они сидели на передних местах и, явно, очень хорошо слышали оркестр и недостаточно запись хора.
    Присутствие оркестра на платформе, сделало невозможным расположение громкоговорителей рядом с артистами для сольного сравнения; это значительно уменьшило реализм".

    Резюме

    Как я сказал ранее, это было весьма приятным экспериментом. Наиболее убедительными уроками, что я выучил, были (а) что реальные измерения звукового давления были на 10 Дб меньше, чем я предполагал; (б) где прямое сравнение было возможным, записанный материал звучал ярче, в более низкой тональности и, в целом, громче чем оригинальный, хотя измеренный уровень был ниже; и (в) Хор Аллилуя и аплодисменты после него достигают 90-91 фон, в то же время в метро средний уровень 90 фон, и в пиках 95. Беседа в лондонском метро затруднена, но возможна, а в кульминации Аллилуи абсолютное увеличение громкости было бы невозможно - не смотря на то, что порог чувствительности, т.е. предел громкости который ухо может переносить - приблизительно на 40 Дб больше (в десять тысяч раз мощнее).

    Несколько лет назад я присутствовал на первоначальных экспериментах в определении акустических свойств RFH, а также на первых публичных выступлениях, и я заметил несомненную нехватку баса; но исключительная ясность высоких частот компенсирует этот, так называемый, дефицит; в частности, солирующие инструменты и малые ансамбли звучат изумительно. Похоже, после установки органа, отклик в нижней середине и басе был улучшен.

    Эти испытания доказали, если взять высококачественное оборудование, настроенное экспертами, и отобрать записи, то эстетическая разница между оригинальным и воспроизведенным звуком настолько мала, что практически незаметна.



    Stanley Kelly
    OCR & перевод: Jeen
    Оригинал статьи

    • 29 Дек 2013 21:03
    • by Jeen
  4. Возьми катушечник!

    Я не перестаю удивляться, как далеко с начала пятидесятых годов шагнул прогресс в области аудио технологии. Hемало для высокого качества воспроизведения звука сделали такие, например, компании, как RCA, Western Electric, Fairchild, Altec-Lansing, Langevin. Однако лишь одна компания всегда казалась необъявленным чемпионом по совершенствованию аудио оборудования: это корпорация Ampex из Редвуд Сити, Калифорния. До сих пор трудно поверить, что почти все из наиболее ценимых, любимых (и теперь переиздаваемых) записей RCA Living Stereo и Mercury Living Presence были записаны на трехдорожечной модели Ampex 300-3 в эпоху Эйзенхауэра.
    Еще большего признания Ампекс заслуживает за то огромное влияние в области техники и в общественной жизни, которое оказали на нас аудио, видео и магнитная запись данных. Высококачественный стереофонический и многоканальный звук, современные технологии записи виниловых дисков, звук Cinema Scope, запись на видеопленку все, так или иначе, обязаны Ампексу своим развитием. Профессиональные версии аппаратов фирмы являли собой пример высочайшего стандарта американской инженерной мысли и производственных технологий, бывших предметом зависти всего мира.

    Hаибольшую благодарность Ампекс заслуживает за создание и продвижение на рынок современной технологии записи на магнитную ленту. В США, до того, как в 1947г. в большом ассортименте появилось оборудование для записи на ленту, первичными профессиональными звуковыми носителями были двенадцати- и шестнадцатидюймовые дисковые disk transcriptions на 33-1/3 и 78 об/мин; в кинематографе применялись оптические технологии записи звука. Во время Второй мировой войны немцы, благодаря усилиям компании AEG Telefunken, разработали первую высококачественную систему записи на ленту с использованием высокочастотного подмагничивания. Эта система получила название Магнитофон . Войска связи американской армии в качестве военных трофеев получили и протестировали некоторое количество таких аппаратов, один из которых потом был продемонстрирован на конгрессе Audio Engineering Society в Сан-Франциско. Компания Ампекс Электрик, которая во время войны производила по госзаказам моторы и генераторы для армии, пыталась найти новый продукт, который помог бы ей прожить в послевоенный период. Услышав о время демонстрации Магнитофона необычайную реалистическую точность воспроизведения звука, представители компании быстро поняли, что такую технологию ожидает прекрасное будущее.
    Стесненный в средствах Ампекс нашел инвестора-энтузиаста в лице Бинга Кросби. Кросби, всей душой болевший за качество звука в своем популярном радио шоу, искал записывающую систему, которая совмещала бы высокую точность воспроизведения и легкость монтажа по сравнению с шестнадцатидюймовыми транскрипционными резаками, на которых в то время записывалось его шоу перед эфиром.

    Бинг Кросби немало субсидировал из личных средств еще не оперившуюся корпорацию Ампекс Электрик в начале ее работы в области ленточных магнитофонов и в течение многих последующих лет оказывал ей всяческую поддержку. Одно из первых рекламных объявлений изображает Кросби, который весело включает один из их переносных магнитофонов шестисотой серии.
    Изображение


    Александр М. Понятофф, президент и основатель компании вместе со своими инженерами (его инициалы вместе с первыми буквами слова EXellent составили название компании) внимательно изучили недостатки и достоинства схемы немецкого Магнитофона и в 1947г., при финансовой поддержке Кросби, компания представила базовую модель-200, а первые выпущенные образцы были проданы радио сети American Broadcasting Company (ABC).
    В некотором смысле, модель-200 установила технический стандарт для пленочных звукозаписывающих систем всех последующих моделей Ампекса . Эти машины, имевшие три мотора, два из которых работали для подмотки катушек, а один приводил в движение тон вал, а также соленоидную тормозную систему, были немедленно признаны аудио индустрией, как лучшую звукозаписывающую технологию в то время. Коллекционеры считают аппараты модели-200 чем-то подобной усилителю Western Electric 91A. Они очень редки и ценны, потому что всего их было выпущено всего 122 штуки.
    К несчастью, я даже не пытался их разыскивать, потому что большинство давно были выброшены или хранятся у коллекционеров. Эти аппараты, слишком хорошо сделанные для выполнения рутинных задач, имели маслонаполненные конденсаторы в блоке питания записи/воспроизведения и мощный двухтактный генератор подмагничивания и стирания на 6L6G; в конце сороковых годов они стали вершиной техники для высокоточной записи и воспроизведения звука.

    Модель-200, со скоростью ленты 30 дюймов в секунду, была единственной из выпускаемых моделей, в которой, как и в Магнитофоне , магнитная лента наматывалась рабочим слоем наружу. Все последующие аппараты, начиная с модели-201, выпускались в обычном стандарте намотки ленты - рабочим слоем внутрь.Изображение


    В 1949г. Ампекс представил модель-300, как более дешевую и универсальную версию модели-200. Трехсотый по сравнению с двухсотым был более совершенной моделью: изменились головки, появилась новая электроника и массивный, улучшенный двухскоростной лентопротяжный механизм (ЛПМ). Именно трехсотая модель стала популярной в звукозаписывающих студиях, в кинематографе и на радио, а также на рынке записи телеметрических данных. Монофонические консольно смонтированные версии, своей крышкой напоминавшие стиральные машины, стали первыми аппаратами для многодорожечной записи, и четвертьдюймовые half-track, full-track, two-track, а также полудюймовые three-track версии стали выпускаться в больших количествах. Модель-300 послужила также базой для имевшей впечатляющий вид серии дубликаторов Ампекс-3200, которую впервые представили в 1954г.

    Первая модель-300 была поставлена фирме Capitol Records, а вскоре и остальные главные звукозаписывающие компании последовали ее примеру. В монофонических версиях этих аппаратов устанавливалась блоки электроники серии 554, подобные тем, что использовалась в модели-200, но выдававшие гораздо меньший уровень искажений.
    В многодорожечных аппаратах устанавливалась электроника триста пятидесятой серии, которая стала стандартом Ампекса для записи-воспроизведения до самого конца пятидесятых годов. Эти аппараты, использовавшие пентодно-триодную цепь схему для записи-воспроизведения, выдают совершенно потрясающий звук, о чем хорошо знали RCA и Mercury (если вас не смущает диапазон 55-60дБ).
    Магнитофоны модели-300 еще встречаются, хотя их качество становится хуже, а запчасти ЛПМ достать довольно трудно. Hевероятно надежная и плавно работающая самозаклинивающаяся барабанная тормозная система впервые была применена для трехсотой и всегда считалась особой меткой, по которой и узнавали Ампекс.

    Узкое место этих аппаратов непрямой привод , в котором использовался большой маховик с резиновой покрышкой, присоединенный соленоидом при помощи фрикционной муфты к синхронному двигателю c гистерезисом, приводившему в движение тонвал. С течением времени или из-за неправильного хранения резиновая покрышка на маховике портилась, что оказывало сильное отрицательное воздействие на коэффициент детонации при работе аппарата.
    Запчасти встречаются очень редко и стоят дорого, хотя я и приобрел подержанные трехсотые с покрышками в отличном состоянии. Покупая аппарат трехсотой серии, всегда внимательно проверяйте состояние покрышки, потому что может случиться так, что новую вы найдете далеко не сразу. Может быть, есть фирма, которая восстанавливает или меняет резину на покрышке согласно спецификациям Ампекса , и, если кто-нибудь знает об этом, пожалуйста, сообщите мне.

    Ампекс использовал схему непрямого привода для того, чтобы добиться как можно меньшей вибрации ленты и наиболее точного выбора скорости ленты; они меняли давление шкива мотора на резиновую покрышку, а результаты замеряли стробоскопом. Однако, нельзя сказать, что у этих аппаратов скорость могла оставаться стабильной на протяжении долгого времени работы, и вскоре Ампекс модифицировал эти магнитофоны, поставив на них системы прямого привода, доставлявшие меньше проблем. Тем не менее, машины трехсотой серии настоящая классика в истории hi-fi звукозаписи они выглядят очень стильно, в индустриальном стиле пятидесятых годов и вполне стоят того, чтобы владелец
    пользовался ими, если у него достаточно места.

    В 1953г. была выпущена серия-350, как более дешевый вариант модели-300. Используя более легкую и маленькую, в чем-то упрощенную и более практичную версию ЛПМ трехсотой модели с синхронно-гистерезисным приводом ленты и прямым приводом тонвала, которому не нужна была резиновая покрышка, этот аппарат, по существу, задал стандарт, на котором потом базировались почти все последующие профессиональные трехмоторные Ампексы
    .
    Как и большинство магнитофонов Ампекс , модель-350 выпускалась в портативном варианте для записи в полевых условиях: электронная часть и механическая (ЛПМ) выпускались в отдельных корпусах для более удобной перевозки.
    Модель-300 тоже имела портативный вариант, но для того, чтобы нести ЛПМ, требовалось два человека. Большинство триста пятидесятых продавалось радиостанциям, образовательным учреждениям сначала из-за их низкой стоимости поэтому многие аппараты еще сохранились.


    Электроника для записи и воспроизведения в модели-350 на пентодах и триодах с октальным цоколем, монтаж точка - точка , отдельный выносной блок питания с ламповым выпрямителем для каждого канала, многими энтузиастами считаются лучшими по звучанию аппаратами, когда-либо сделанными Ампексом . Раздельную подачу питания следует считать дополнительным преимуществом, так как она обеспечивает значительную изоляцию между каналами. Однако эти аппараты использовали отборный пентод 6SJ7 в качестве первого каскада усиления в системе воспроизведения, а эти лампы отличались тем, что давали изрядный шум и микрофонный эффект.

    По этой причине многие пользователи предпочитают электронику серии-351, появившуюся в 1958г., которые использовали миниатюрные триоды (12AX7, 2AT7, и 12AU7, все Телефункен , устанавливаемые на заводе!), ламповое выпрямление, печатную плату, и имели гораздо более "триодный звук". Однако серия-351 не использует выносной блок питания: блок питания совмещен с электроникой. Относительно качества звука и трехсотые , и триста пятидесятые имеют свои сильные и слабые места и если у вас есть возможность, попробуйте оба и сделайте собственные выводы.
    По-настоящему захватывающие эксперименты потребуются, чтобы создать иную электронику для записи-воспроизведения, может быть, основанную на лучших образцах Ампекса . В один прекрасный день именно этим я и собираюсь заняться.
    Для серьезного любителя-энтузиаста звукозаписи рекомендую двухдорожечные четвертьдюймовые записывающие стерео магнитофоны серии-350 или 351. Детали для них сейчас вполне можно купить, если знать, где искать; эти аппараты исключительно крепки и по качеству сборки, и по конструкции, к тому же с ними легко работать. Эти магнитофоны звучат просто превосходно, если их правильно собрать и настроить.
    Профессиональные аппараты Ампекса предназначались для непрерывной работы в течение двадцати четырех часов в сутки на радиостанциях или в профессиональных записывающих студиях. Они рабочие лошадки в прямом смысле этого слова, которые и создали легендарную репутацию магнитофонам Ампекс как качественным и надежным. Если ими пользоваться дома, они могут работать почти целую вечность.
    Сейчас вполне возможно заказать восстановление приводных моторов и тормозных систем, а также повторную полировку головок, если они у вас не очень стерты. Только учтите, запасные головки Ампекс старого выпуска сейчас продаются очень редко и стоят дорого. Электроника записи-воспроизведения вполне стандартная и доступна в магазинах, поэтому существует много возможностей для улучшения звуковых качеств этих аппаратов например,
    усовершенствование стандартных частей, применение более новых источников питания и т.п., но все это я оставляю на ваше усмотрение.


    Изображение

    Примерно в то же время, когда появились аппараты серии 351, на рынок была выпущена и стерео Модель 354. В этом аппарате использовался ЛПМ типа 350 с модулем электроники, объединявшим два блока электроники серии 351 вместе со встроенным общим источником питания. Это было сделано для того, чтобы сократить размер и облегчить консольное монтирование. Крохотные UV измерители , плохо вентилируемая нагревающаяся электроника и печально известный ненадежный переключатель записи-воспроизведения - вот те три причины, по которым следует избегать этих аппаратов, и, что более важно, звук триста пятьдесят четвертого не идет ни в какое сравнение со звуком аппаратов серии 350 или 351.
    В первых аппаратах серии 351 и 354 использовались фенольные печатные платы, которые работали очень плохо. Удивительно, что Ампекс использовал такие материалы, характерные вообще-то для низкокачественной потребительской электроники. Попробуйте отыскать образчики, в которых использованы текстолитовые платы (их стали ставить позднее), и вы сбережете себе массу нервов и денег.
    Со временем Ампекс выпустил немало версий действительно портативных одномоторных аппаратов с семидюймовыми катушками, предназначенных для высококачественной записи в полевых условиях. Это высоко ценимая серия-600 и PR-10 (portable recorder переносной магнитофон). Хотя ламповые версии этих аппаратов тоже способны воспроизводить превосходный звук, у них плохие ЛПМ механизмы, а запчасти сейчас редки. Избегайте их, если вы не уверены, что аппарат перед вами всегда поддерживался в хорошем состоянии и сейчас нормально работает.
    К середине шестидесятых годов Ампекс начал потихоньку замещать магнитофоны на вакуумных лампах полупроводниковыми аппаратами, которых тогда в записывающей индустрии было мало. AG-300 и AG-350 (Audio General) явились транзисторными последователями ламповых аппаратов серии 350 и 351. Они имели ЛПМ серии 300 или 350 и транзисторную электронику, и звучали ужасающе плохо по сравнению со своими ламповыми предшественниками.
    Их перестали выпускать в конце 1966г., и в 1967г. заменили улучшенной серией AG-440, которая успешно выпускалась в течение всех восьмидесятых годов в виде модификаций AG-440, AG-440B и AG-440C, до тех пор, пока Ампекс не был вынужден, под давлением ценовой конкуренции, перейти к серии ATR, изготовляемой за рубежом. Линия выпущенных в США магнитофонов завершилась моделью AG-440. По моему мнению, AG-440 содержал наилучший ЛПМ, когда-либо разработанный Ампексом . Эти машины, помимо замечательно прочного ЛПМ серии-350, имели еще и автоматические tape lifters, и, по моему мнению, самый замечательный дизайн из всех, разработанных инженерами Ампекса .

    Вообще, магнитофоны серии-AG-440 звучат удивительно хорошо, принимая во внимание их транзисторную электронику. Я прослушал двухдорожечный стерео магнитофон AG-440B-2 и full-track моно AG-44-C, в сравнении с ламповыми:
    консольным двухдорожечным стерео магнитофоном 300C-2 и портативным двухдорожечным стерео 602-2. Я считаю, что у AG-440, благодаря их транзисторной схемотехнике очень плотный звук, хотя, при критичном подходе заметна некоторая транзисторная хриплость.


    Аппараты серии-440 до сих пор встречаются очень часто, их легко наладить, к тому же, они были выпущены в бесчисленных конфигурациях, так что, если хотите, можете приобрести себе один из таких. Однако я думаю, что вы, как и я, больше любите старые ламповые аппараты.

    Много лет Ампекс выпускал аппараты, предназначенные в первую очередь для потребительского рынка. В двух словах, их качество варьируется от приличного до чудовищного, так что с ними лучше не связываться.
    Какой же магнитофон считать лучшим из тех, что выпустил Ампекс?
    Большинство любителей сходятся на том, что это модель MR-70 (Mastering Recorder), появившаяся в 1964г. в очень ограниченном количестве. Кажется, я где-то читал, что всего было выпущено около семидесяти подобных аппаратов.

    Дорогая ламповая схема, в которой имелся защитный экран из мю-металла, металлопленочные резисторы, пленочные конденсаторы, малошумящие нувисторы на входе блока воспроизведения и модифицированная версия ЛПМ серии-300 все это обрекло MR-70 на поражение с самого начала. Он появился на рынке как раз в тот момент, когда Scully представил свою транзисторную модель-280, а большинство звукоинженеров тех лет мечтали как можно скорее избавиться от шумного, капризного, дающего сильный микрофонный эффект лампового оборудования, стоявшего в студиях. Hе забудьте, ребята зарабатывали себе на кусок хлеба и, как любые другие профессионалы, хотели, чтобы их работа была
    полегче и как можно свободнее от мелкой суеты.


    К несчастью для нас, качество звука было и до сих пор остается не самым главным вопросом для индустрии звукозаписи.
    В международных кругах Ампекс имел безупречную репутацию в области профессиональной звукозаписи до самой середины шестидесятых годов, и в течение многих лет имя фирмы служило синонимом высококачественных технологий.
    Magnecord, Fairchild, Presto, Rangertone и другие производители профессионального звукозаписывающего оборудования появлялись и исчезали, в основном из-за того, что не могли превзойти качество и организацию обслуживания клиентов, которые были сильными сторонами Ампекса . Только в середине шестидесятых годов Ампекс почувствовал конкуренцию со стороны Scully, когда эта фирма выпустила модель 280, первый профессиональный студийный аудио магнитофон. С того момента Ампекс начал терять позиции на рынке, уступая место Scully , Studer-Revox , Otari и другим компаниям.

    Когда вы нашли Ампекс своей мечты, вам обязательно нужно обзавестись родным техническим руководством к данной модели. Осторожно выставьте натяжение ленты, установите головку по азимуту, почистите и размагнитьте все детали на тракте, смажьте моторы и убедитесь, что электронный блок в хорошем рабочем состоянии. Выберите марку и тип магнитной ленты. И ламповые, и транзисторные аппараты просто оживают при скорости 15 дюймов в секунду.
    Структура и дизайн головки, которую в рекламе начала пятидесятых годов называли сердцем Ампекса , были оптимизированы к скорости в 15 дюймов в секунду, на которой она дает высокую чувствительность, минимум искажений и хорошую ширину полосы. Если вы хотите узнать, как звучит настоящее стереофоническое воспроизведение, забудьте о всяких Audioquest и Mobile Fidelity , а также прочих записях для аудиофилов. Записывайте сами.
    Попросите или возьмите напрокат мастер-ленты и куски студийных записей у своих друзей-аудиоинженеров. Я могу поделиться аналоговой мастер-копией одного из радио-шоу Гаррисона Кейлора Prairie Home Companion для воспроизведения на моей системе.

    Мы собираем самодельные аудио системы. Может быть, пришло время начать революцию в смысле самодельной аналоговой ламповой звукозаписи высокого качества. Hаши друзья из Японии занимаются этим уже много лет, а уж недостатка в любителях и профессиональных музыкантах, желающих записаться, у вас никогда не будет.

    Имея пару хороших и правильно установленных микрофонов, подключенных непосредственно к балансным входам двухдорожечной стерео модели 351-2 и ленту Ampex Grandmaster , на скорости 15 дюймов в секунду вы сможете сделать записи, передающую такую невероятную глубину и пространственную перспективу, чистоту, естественность, и столь низкий уровень искажений, что, может быть, впервые вам доведется услышать на что способно стереофоническое звуковоспроизведение. Записанные на студиях пленки и виниловые диски имеют столько промежуточных копий между мастер-лентой и вами, плюс операции обработки звука, компрессия и многое другое, что та информация, которая столь важна для живого музыкального исполнения, просто пропадает, и мы никогда ее не слышим.

    Когда ваш Ампекс играет через пару однотактных усилителей на триодах прямого накала без обратной связи и приличные рупорные колонки, вам откроется новый смысл затертого выражения "high fidelity". И это при помощи аналогового записывающего оборудования, которое было доведено до совершенства до начала космической эры!

    Брюс Берман (Bruce Berman)
    Sound Practices #14


    Перевод и редакция: Владимир Сидоров и Наталья Губина

    • 17 Дек 2013 14:00
    • by Jeen